«чига»: за что хопёрских казаков так называли «донцы»

Своеобразие

В середине XVII века хопёрские казаки попытались было отделиться от Донского войска. В ответ по приговору Донского войскового круга был разрушен укреплённый городок хопёрцев Рига.

Ещё и в начале ХХ века казаки, жившие на Нижнем Дону, не признавали своих верховских собратьев за настоящих донцов. Донцы презрительно относились к «чиге» за их обычай драть лыко и носить лапти (на Хопре в то время было ещё много липовых лесов), а также за их характерный акающий говор.

А ещё в XVIII веке у казаков по Хопру сохранялись любопытные особенности, свидетельствующие как о давнем происхождении там славянского населения, так и о существенном «инородческом» компоненте. Там встречались первобытные жилища-полуземлянки с наземной частью в виде шалаша, называемые «шиш». Были там и избы с печами-лежанками, занимавшими половину жилого помещения – вроде китайского кана, который мог быть принесён туда только из Центральной Азии. Московская церковь очень долго боролась там с языческими обрядами и неортодоксальным восприятием христианства.

Встречаются утверждения, без пояснений, что хопёрские казаки издавна делились на какие-то родовые кланы, подобные древнегреческим фратриям. Однако ничего конкретного по этому поводу неизвестно. Фамилии хопёрских казаков, которые становятся известны с XVIII века, многочисленны и схожи с фамилиями русских во многих других регионах страны. Это и неудивительно, учитывая, что до этого времени состав хопёрцев много раз пополнялся выходцами из самых разных мест России. Если первоначально такие переселенцы и включались в какие-то родовые «фратрии», то никаких сведений об этом не сохранилось.

Разинская эпопея

Жители Пристанского городка в восстании Разина (1670—1671). В 1669 году походный атаман Разин лично посетил Хопёрский округ. Оный рассматривался им как возможный стратегический плацдарм для освобождения прежних юртов Волжского казачьего войска (ВКВ), захваченных в XVI веке опричниками Ивана Грозного. А в скором времени (ноябрь—декабрь 1670 г.) в Пристанском квартировал со своим отрядом атаман Никифор Черток, дядя Степана Разина… На исходе осени 1670 г. Никифор Черток с четырьмя сотнями казаков, обогнув Тамбов, вышел к городу Козлову (ныне Мичуринск). Здесь отряд вырос за счет присоединения 3—4 тысяч местных крестьян. В расспросных речах разинского атамана В. Федорова, попавшего в плен к царскому воеводе К. Щербатому, содержатся сведения о ещё большем количестве повстанцев. Так, Федоров утверждал, что Никифор Черток пришёл «з Дону… с казаками с 4000 да калмыки 9000». Ни в одном из других источников данные о численности повстанцев, приводимые В. Федоровым, не встречаются. Однако, количество чертковцев, по-видимому, и в самом деле было весьма значительным, так как они сумели нанести серьёзные поражения ратным людям воевод И. Бутурлина и С. Хрущева. 17 ноября 1670 года в Козловском уезде, близ Челнавского городка, у козловского воеводы С. И. Хрущёва завязался бой с отрядом Н. Чертка. Сохранилась отписка Хрущёва — тамбовскому воеводе, думному дворянину Я. Т. Хитрово, в Шацк о сражении его с восставшими под Челнавским городком:

В 1675 г. стал знаменит по всему Югу России старообрядческий центр на Бузулуке, притоке Хопра. Богослужение здесь велось по до-никоновским (кирилло-мефодиевского перевода) книгам, составлялись и переписывались сочинения, обличавшие никонианскую ересь и прославлявшие новомучеников… Тамбовский воевода Нарышкин доносил в один из Московских приказов:

Этногенез

Само это название – «чига», «чиги» – по мнению некоторых исследователей, восходит к имени «зихи», как в раннем Средневековье называли часть черкесских племён. Сближают с ними и слово «черкасы», как именовались днепровские казаки. Вспоминают в этой связи и «касогов» – имя ещё одного черкесского племени, от которого, согласно одной из версий, произошло слово «казаки».

Как и все казацкие этносы, хопёрские казаки имели смешанное происхождение. Они возникли из слияния множества народностей, бродивших по Великой Степи и оседавших в плодородных долинах рек, и из восточнославянских переселенцев, манимых в степи свободой от княжеской власти с её поборами. Первых таких переселенцев в XI-XIII вв. называли бродниками. Со временем славянский элемент там стал явно преобладать.

Самым же первым исторически достоверно известным народом на этой территории в XI-XII вв. являются буртасы русских летописей или брадасы арабских источников. Есть версия, что буртасы были финно-угорским племенем. Учитывая близкое соседство мордвы с этими землями, а также последующее переселение в долину Хопра мишарей – тюркизированного племени мещёра – в этногенезе хопёрских казаков больше, чем в других казацких этносах, участвовал финно-угорский элемент.

Русификации способствовало давнее исповедание православия. В христианизации Великой Степи немалую роль сыграла Золотая Орда, позволившая беспрепятственно действовать на своей территории православным миссионерам. С 1261 года по середину XV века в Сарае была резиденция епископа, назначаемого русским митрополитом.

Уже в середине XIV века население по Хопру в основном исповедовало православие и говорило по-русски, хотя и подчинялось, в политическом отношении, непосредственно Золотой Орде. Местность, где оно жило, называлась Червлёным Яром. С середины XV столетия к нему употребляется название «казаки».

В конце XV века население на Хопре пополняется новгородцами и вятчанами, бежавшими от насилий московской великокняжеской власти. Под их влиянием часть хопёрцев принимает решение переселиться на Терек, где образует группу гребенских казаков. Но большая часть остаётся на прежнем месте.

В это время складывается самая крупная казацкая община на Дону. Хопёрские казаки территориально и политически тяготеют к ней, хотя и сохраняют своеобразие. Опора на Дон позволила части хопёрцев долго сохранять автономию по отношению к Московскому государству. Северная часть Червлёного Яра непосредственно входит в состав России к концу XVI века. Туда в большом количестве переселяются мещёрские казаки – мишари, и казаки городецкие – касимовские татары. Та часть хопёрских казаков, которая соединилась с Донским войском, образовала в его составе группу верховских казаков – вверх по Дону.

Во второй половине XVII – начале XVIII вв. хопёрское казачество значительно пополнилось беглыми старообрядцами из Московского государства.

В конце XVIII века часть хопёрских казаков была переселена на Северный Кавказ, где ещё в начале ХХ века существовала 5-я Хопёрская казачья бригада в составе Кубанского войска. Хопёрские же казаки были первыми поселенцами станицы Ставропольской – нынешнего краевого центра.

Примечания[править | править код]

  1. Согласно гипотезе К. Э. Козубского, бродники тождественны будинам, коих упоминает «Отец истории» Геродот. Будины, согласно Геродоту, жили в 15-ти днях пути к северу от устья Танаиса (Дона).
  2. Одно из древних казачьих племён Кавказа, населявшее «Страну, называемую Зикией или Черкесией и расположенную у подножья гор, на побережье Чёрного моря» (Иоанн де Галонифонтибус, архиепископ Султании, 1404 г.).
  3. Древняя фракция мадьяр, в IX веке отделившаяся от основных сил дьюлы Альмоша.
  4. В историографии существует мнение, что слово «казак» есть тюркский (половецкий или татарский) перевод древнего этнонима «бродник».
  5. В период XIV—XVII веков казачий город мог включать в себя одну или несколько станиц.
  6. В год своей смерти.
  7. Согласно гипотезе А. А. Шенникова, Червлёный Яр представлял собой объединение татарских, восточнославянских и мордовских территориальных общин без феодалов, с военно-демократическим общинным управлением.
  8. Официально считается, что Тамбов был основан стольником Р. М. Боборыкиным в 1636 году, вблизи древнего Урлапова городища. Но, видимо, речь идёт о строительстве Тамбовской крепости, а поселение Тамбов появилось раньше. Известно, что в состав тамбовских служилых людей записались выходцы «с Дона» (в том числе и с Хопра) и Запорожской Сечи. Так, в 1636 г. в слободу на Кузьминой Гати переехали на постоянное место жительства 45 донских атаманов и казаков. Отдельной слободой на Лысых Горах поселились другие выходцы с Дона. Запорожские казаки (73 человека) также поселились в особой Панской слободе города Тамбова — и только во второй половине XVII в. они слились с полковыми казаками.
  9. Уже со 2-й половины XVII века эта дорога стала именоваться «Хопёрской», а с XVIII века — «Астраханским трактом»
  10. Там же впоследствии разместилась Новохопёрская Казачья слобода.
  11. Уроженец Воронежа.
  12. Вероятно, пленённый повстанческий атаман умышленно преувеличивал силы Н. Чертка, с тем, чтоб посеять панику во вражеском стане.
  13. Орфография подлинника.
  14. Название «Бузулук» известно с XIII—XIV столетий. Существует несколько толкований гидронима «Бузулук»:
    • От тюркского «телячий», или более позднего переосмысления раннетюрского БУЗУЛЫК — «целина», «степь»;
    • От общетюркского БОЗАУ — «околица», «окраина»;
    • От татарского БУЗУЛУК — «ледяная вода» (БУЗ — «лед», БОЗЛЫК — «ледник»).
  15. В. Толстов — «История Хопёрского полка», т. I, стр. 5.
  16. Как гласит одна из прежних донских повестей о взятии Азова (1637 г.): «Сей убо бяше град Азов поставлен… в прежние лета от древних родов. а стояние себе имея в морских отоцех Синего моря на усть столповыя реки Дону Ивановича волново казачества».
  17. Позднее, в XIX веке, День взятия Азова 19 () июля  года был официально признан датой рождения Хопёрского полка ККВ.
  18. Хопёрские лошади отличались сухопарым телосложением, длинными ногами, красивой шеей, гордо поднятой головой. В конце XVIII века у «кавказских хоперцев» получили распространение кони калмыцкой породы.
  19. Он же — Касарки.
  20. Борисоглебск изначально имел в своём составе Станичную слободу.
  21. То есть добровольцев.
  22. По данным исследований генерала В. Г. Толстова, со ссылками на дела из фонда графа Апраксина (Архив морского министерства, ныне — Российский государственный архив Военно-Морского флота в Санкт-Петербурге)
  23. Подобно станицам Слободского казачьего войска (СЛКВ), их часто именовали слободами.
  24. Которое следует, во избежание путаницы, именовать 2-м АСКВ.
  25. На её базе была в 1777 году построена крепость Ставрополь.
  26. Казаки станиц Кумылженской, Слащёвской, Федосеевской, Зотовской, Арженовской, Усть-Бузулуцкой, Акишевской, Тишанской, Хопёрской, Бурлацкой, Правоторовской и Тепикинской.
  27. Стоит отметить, что маститый географ Плещеев не причисляет казаков к «Россиянам». Основания к этому имелись: в отношении некоторых казачьих войск. Так, территория Донского казачьего войска (включая и юрты бывшего Хопёрского казачьего войска) была оккупирована Петром I, но официально так и не аннексирована.
  28. Отрасль Волгских (Волжских) казаков.
  29. Моздокские казаки.

Кем же были эти казаки на лыжах?

О национальном составе ранних казаков до сих пор идут споры. Одни исследователи, вслед за историком Гумилевым, считают, что это были представители степных народов тюркского происхождения, впоследствии обрусевшие. Другие разделяют мнение Соловьева, полагавшего, что казаки – это русское население, обживавшее Дикое поле. Сторонники обеих точек зрения имеют свои аргументы. В частности, те, кто стоит за то, что казаки – это обрусевшие впоследствии тюрки, приводят летописное свидетельство за 1492 год: «… приходиша Татарове, ордынскые казакы…». Однако, рязанские казаки совсем не похожи на татар. Появляются они не конными, а на лыжах, и бьются сулицами и рогатинами – совершенно русское вооружение.

Историк Горбунов считает, что рассказ о рязанских казаках, бившихся с татарами на реке Листани – это самое раннее свидетельство о русском служилом казачестве.

Они не подчинялись напрямую ни рязанскому, ни московскому князю – в летописях об этом ни слова. В сражении они приняли участие на условиях равноправных союзников, таких же, как мордва.

Горбунов полагает, что рязанские казаки – это потомки древнерусских бродников – славянского населения южнорусских степей, осваивавших эти земли еще до монгольского нашествия.

Следы присутствия казаков в древнем Рязанском княжестве просматриваются и сегодня в названиях населенных пунктов. В Липецкой области около Ельца, например, есть старинные села с названиями Казаки и Черкасы (черкасами в России иногда называли казаков).

Библиография

  • Бентковский И. Гребенцы. — Ставрополь-Кавказский, 1885.
  • Воробьёв Н. Н. Кондратий Булавин. — Монтерей (Калифорния, США): изд. Б. В. Чарковского, 1965.
  • Воронежское Прихопёрье. — Борисоглебск, 2005.
  • Гильденштедт И. А. Географическое, историческое и статистическое известие о новой пограничной линии Российской империи между рекой Тереком и Азовским морем // Исторический и географический Месяцеслов на 1779 г. — СПб, 1779.
  • Гильденштедт И. А. Путешествие по Кавказу в 1770—1773 гг. — СПб., 2002.
  • Грабенко В. И. Из истории села Большой Карай. — Балашов: Изд-во «Николаев», 2007.
  • Дмитренко И. И. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. Том I. 1737—1801 гг. Собраны и изданы И. И. Дмитренко. — С.-Петербург, 1896 г.
  • Дневники казачьих офицеров. — М.: Центрполиграф, 2004.
  • Елисеенко М. М. Хопёрские казаки до переселения на Северный Кавказ //Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа. — Материалы Пятой международной Кубанско-Терской научно-просветительской конференции / Под ред. В. Б. Виноградова и С. Н. Лукаша. — Краснодар-Армавир, 2006.
  • Казачий словарь-справочник (в 3- томах). — Кливленд (Охайо, США), Санта-Роза (Калифорния, США): изд. А. И. Скрылова и Г. В. Губарева, 1966-70.
  • Козлов Х. Некоторые исторические и статистические сведения о городе Борисоглебске. — М.: «Москвитянин», 1853.
  • Козубский К. Э. Стёртая большевиками государственность. — Третья сила (Самара), № 1 (5)/ апрель 1992.
  • Колесников В. А. Особенности этнического генезиса казаков-хоперцев Кубанского войска // Итоги фольклорно-этнографических исследований, этнических культур Северного Кавказа за 2004 год: Материалы региональной научной конференции / Под ред. М. В. Семенцова. — Краснодар, 2003.
  • Короленко П. П. Казаки на Хопре. Записка по истории кубанцев // КубС., Т. XIV — Екатеринодар, 1908. —.
  • Москаленко А. Н. Памятники древнейшего прошлого Верхнего и Среднего Дона. — Воронеж, 1955.
  • Плещеев С. И. Обозрение Российской империи в нынешнем ея новоустроенном состоянии. Издание третье. — СПб, 1790.
  • Подлесных С. Н. Загадка Червлёного Яра. Рукопись.
  • Ровинский И. В. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний. — 1804 г.
  • Толстов В. Г. История Хопёрского полка Кубанского казачьего войска. 1696—1896: В 2 т. — Тифлис, 1900.
  • У дуба на Хопре: Исторические очерки и хроника летописи города Урюпинска (Сост. В. А. Приходченко, А. В. Ломкин, А. В. Дронов). — Волгоград: Комитет по печати и информации, 1997.
  • Чаев Н. С. Булавинское восстание (1707—1708 гг.). — М., 1934.
  • Чаев С. Н. Булавинское восстание (1707—1708 гг.). — М., 1985.
  • Чиков В. Е. Хопёрцы в пору завоевания Кубани: военно-бытовые картинки. — Екатеринодар, 1915.
  • Шенников А. А. Червлёный Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV—XVI вв. — Л.: Наука, 1987.
  • Щекатов А. Словарь географический Российского государства, описывающий азбучным порядком, собранный Афанасием Щекатовым: В 7 частях. — Часть 6. М., 1808.
  • Юдин П. Л. С Хопра на Кавказ (К истории Кавказского линейного войска) // Записки Терского общества любителей казачьей старины (ЗТОЛКС). — Владикавказ, 1914.
  • Cruys C. Nieuw Pas-Kaart Boek, behelsende de groote Rivier Don of Tanais, na deselfs waaragtige gelegen heydt-strekking, en cours, vande Stadt Woronets, tot daar hy in Zee valdt met zyn invloeiende stroomen, eilandten, steden, dorpen, klooasters etc… = Новая чертёжная книга, содержащая великую реку Дон, или Танаис, по её истинному положению, расширению и течению, и города Воронежа даже до того, где оная в море впадает со своими втекущими реками, островами, городами, деревнями, монастырями и проч… — Амстердам: Издательство Гендрика Дункера, 1703. — P. 16. (нид.)

Хопёрский казачий полк

Осенью 1772 года группа хопёрских (ново-хопёрских) казаков, во главе с Петром Подцвировым, прибыла в Петербург. В Военной Коллегии они подали прошение на Высочайшее имя. Уполномоченные казаки просили:

Слишком памятно было недавнее расказачивание Слободского войска (СЛКВ) — и хопёрцы решили подстраховаться… Пожаловались казаки и на коменданта Новохопёрской крепости полковника Подлецкого, который посылал их на казенные и частные работы бесплатно, притеснял и обходился несправедливо.

В феврале 1773 года в Новохопёрскую крепость прибыл для расследования жалоб и просьб казаков секунд-майор Головачев. Он запретил коменданту Подлецкому посылать казаков на бесплатные работы, наряжать в караулы, заявив, что «…хопёрские казаки положены единственно для конной службы». Кроме того, Головачев переписал все население казачьих слобод, которого оказалось: всех служащих и не служащих — 1422 души мужского пола. В казаки запросились дети «малороссиян» (видимо, слободских черкасов), отцы которых «вызвались охотниками при заселении крепости и слободок, чтобы служить казацкую службу». В результате переписи, в «Список казакам Хопёрской команды в 1773 году» вошли 114 человек. В том числе: 41 казак из слободы Градской, 39 — Красной, 20 — Пыховки и 14 — Алферовки. Головачев составил доклад для Военной Коллегии. Между тем, ново-хопёрские казаки приняли, вместе с донцами полковника Луковкина, участие в подавлении Пугачевского бунта.

В самый разгар Пугачевского бунта, в июле 1774 года, президент Военной Коллегии, генерал-аншеф Григорий Алексеевич Потемкин был назначен Новороссийским, Астраханским и Азовским генерал-губернатором. Григорий Потемкин рассмотрел донесение Головачева и 6 октября 1774 года внес в Военную Коллегию доклад с обоснованием преобразования Хопёрской команды в одноимённый полк, численностью в 540 человек. А именно: Полковник — 1 с жалованием 60 рублей в год, полковой есаул, вместо майора — 1 с жалованием 20 руб., поп — 1 с жалованием 40 руб., писарей — 2 с жалованием по 15 руб. В пяти сотнях должно быть рядовых казаков 500 человек с жалованием по 6 руб. в год каждому. В каждой сотне предусмотрен Сотник, пятидесятник, хорунжий, стражник или вахмистр, квартирмейстер и по 2 десятника или капрала. Жалование им предусмотрено от 20 до 7 руб. в год, в зависимости от должности.

Казака Хопёрского полка от других полков отличали:

Для службы казак обязан подготовить «…лошадь, ценою каждая не менее 18 рублей, седла с прибором во всем полку одинаковые», единообразное обмундирование, причём, все это за свой счет. Военный Комиссариат брал на себя обязательства снабжать полк порохом и свинцом, карабинами, саблями, пиками и лядунками чёрной юхти на такой же перевязи.

В 1775 году Хопёрская команда развернулась в Хопёрский полк. На каждую мужскую душу было нарезано по 15 десятин земли. Полку передавались во владение все земли, которыми они владели раньше, вместо денежного и хлебного содержания. Но пустить корни, пожить вольготно на Хопре казакам не довелось! Светлейший князь Потёмкин задумал переселить хопёрских и волжских казаков на Кавказ.

Что известно о рязанских казаках?

Начать следует с того, что Рязанское княжество вошло в состав Московского государства лишь в XV веке. До этого обширные земли от Коломны и Серпухова на севере до Ельца на юге, от Тулы на западе и до мещерских земель на востоке были самостоятельным государством, привыкшим в равной степени отбивать набеги степняков и сопротивляться давлению московских князей.

Рязанские казаки впервые упоминаются в летописи в связи с битвой на реке Листани, случившейся в 1444 году. Ордынский царевич Мустафа совершил очередной набег на рязанские земли, хорошо пограбил, однако не ушел в Орду, а решил перезимовать в Рязани. Зима в том году выдалась на редкость суровой, и царевич, видимо, поздно сообразил, что обратно через голодные степи добираться до родных мест ему будет сложно. Рязанцы сочли, что с татарами лучше поладить, и согласились дать ему возможность переждать зиму. Вероятно, не задаром. Тем временем, в Москве князь Василий II (Темный) узнав о том, что изнуренное тяжелым походом, лишившееся лошадей, татарское войско засело в Рязани, предпринял поход на Мустафу. К войску московского князя, по словам летописца, присоединилась мордва и те самые рязанские казаки. Причем, казаки выглядели совсем не так, как мы сегодня их представляем: они были на лыжах и вооружены помимо сабель еще рогатинами и сулицами (копьями).

Узнав о приближении московского войска, рязанский князь выставил Мустафу с его безлошадными татарами за ворота. Ордынцы приняли бой на реке Листани (сейчас она называется Листвянка, находится километрах в 10 от Рязани) и были наголову разбиты мордвой и казаками на лыжах.

Кто еще стоял у истоков казачества?

Рязанские казаки – не единственные в России, кто претендует на звание «самых-самых древних казаков». Кроме них эту честь оспаривают еще хлыновские, мещерские и хоперские казаки.

Хлыновские казаки. Это прямые потомки знаменитых новгородских ушкуйников, основавших в XII веке на Вятке город Хлынов, который стал столицей их вольной республики. Однако, в XV веке Хлынов был уничтожен войсками Ивана III, а уцелевшие после разгрома люди ушли на юг, став впоследствии основой для волжского казачества, и на Северный Урал.

Мещерские казаки. Их частенько отождествляют с рязанскими казаками, что неудивительно, поскольку область Мещера располагалась почти целиком на территории Рязанского княжества. Население этого региона было очень пестрым, здесь жили и финно-угорские племена, и булгары, и татары, и русские. В эту глухую пограничную область редко забирались представители русских князей и ордынских ханов, поэтому народ привык жить вольно, умело отбиваясь от налетов как с той, так и с другой стороны. Впоследствии, когда мещерская земля вошла в состав России, тамошних казаков охотно привлекали к городовой службе.

Хоперские казаки. Иногда их называют еще казаками Червленого яра. Червленый яр – историческая область между реками Дон и Хопер. Здесь еще до монгольского нашествия обосновались выходцы из центральных русских княжеств, построившие свои городки и крепости. Как и все обитатели Дикого поля, были они прекрасными воинами и, в то же время, земледельцами. Их охотно привлекали на службу русские князья. С момента формирования Московского государства хоперские казаки охраняли южные рубежи от непрестанных набегов. Сюда стекались беглые крестьяне из более северных регионов, и здесь впервые сформировался знаменитый принцип «С Дона выдачи нет!».

Чем больше новых территорий входило в состав России, тем дальше отодвигались границы и вместе с ними откатывалось и казачество. Поэтому к XVIII веку казаки расселились уже в предгорьях Кавказа, а также по всей бескрайней Сибири, на Урале, в Забайкалье.

Азовские дела

Отряд хопёрских казаков в составе русской армии, под общим командованием генерала Патрика Гордона, в 1695 г. принимал участие в осаде Азова — древней казачьей твердыни, долгое время пребывавшей в турецких руках. В ходе этой кампании взять Азов не удалось.

Однако, в следующем году, в отряде воеводы А. С. Шеина, хопёрцы совместно с донцами, внезапным ударом 2-тысячного отряда с необычайной удалью и отвагой сумели 17 () июля  г. не только захватить два Азовских бастиона с пушками, но и удержать эти стратегически важные пункты обороны крепости. Захват казаками главных бастионов решил её судьбу. 19 () июля  г. Азов был взят.

В 1698—1699 годах кумпанствами князя Б. А. Голицына, князя Ф. Ю. Ромодановского и стольника И. Большого-Дашкова на верфи Пристанского городка были, при участии хопёрских корабелов, построены и спущены на воду три боевых корабля: «Безбоязнь», «Благое начало» и «Соединение»…

В те годы хопёрские казаки занимались судостроением, рыболовством, охотой, бортничеством, конечно же, коневодством, а также (что не характерно было для собственно донцов) «заводили пашню». Кроме того, по свидетельству вице-адмирала Корнелия Крюйса, с Хопра казаки и купцы гоняли скот на продажу в Москву.

Булавинская эпопея

В 1707 году хопёрские казаки (староверы, в большинстве своём) активно поддержали освободительное движение Кондратия Булавина — сражаясь теперь уже не в союзе с Петром I (как в 1695-96 гг.), но против него. Поднялась, как писал атаман Булавин в одном из своих воззваний, вся Донская земля — «от Пристани до Черкасс»!.

В Пристанском — народу, как в Престольный,
Гул толпы, оружья лязг и стук…
Оскорблённый, непокорный, вольный,
Созывает Дон сынов на Круг.

Шлёт Хопёр от каждой от станицы,
Шлют Медведица и Бузулук
Лучших выборных людей на Круг.
Тянутся по шляхам вереницы…
— воспевал то время донской поэт-эмигрант Н. Н. Воробьёв-Богаевский.

На момент восстания по Хопру считалось 27 городков и по Бузулуку — 16. Подавляя восстание, Пётр I приказал выжечь казачьи городки на Хопре — в том числе и Пристанский, и Беляевский, и Григорьевский. Жители были частью уничтожены, частью депортированы. Как писал кубанский историк П. П. Короленко, городки были безжалостно истреблены карательными войсками князя В. Долгорукого, после чего

На Бузулуке свирепствовал воевода Апраксин, уничтоживший городки Казарин, Кардаилинский, Высоцкий, Дарьинский, Черновской и Осинов.

Но вскоре, однако, опять же по приказу царя и по его плану, на казачьих руинах — на Хопёрской земле, официально отобранной у Донского казачьего войска — создаются укреплённые пункты. В 1709 году основан город Борисоглебск, на берегу Великой Вороны, близ впадения её в Хопёр. В 1710 году на пепелище Пристанского городка была основана Новая Хопёрская земляная крепость, с верфью при ней. Ибо начиналось строительство судов для первой Азовской флотилии. Крепость была заложена на высоком береговом холме по чертежу, составленному Петром I. Чертёж крепости был прислан Азовскому губернатору адмиралу графу Апраксину, а тот сооружение крепости поручил Воронежскому вице-губернатору С. А. Колычеву. В восточной и южной стенах крепости были проездные ворота, от которых расходились дороги вниз к реке, по плато, вокруг крепости. 1710 год и стал считаться в официальной историографии годом основания Новохопёрска (Ново-Хопёрска)… В 1717 году приступлено было к формированию Новохопёрского гарнизона — в который вошли 94 семьи «охотников» из числа прежних хопёрцев и 125 семей черкасов — по преимуществу, из слободских полков: Харьковского, Сумского, Острогожского и прочих. В том же 1717 году «Из Москвы в станицу Урюпинскую была послана благословенная грамота и антиминс для Церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы».

В 1724 году Пётр I — в видах скорейшего заселения и обеспечения Ново-Хопёрска — вынужден был пойти на «тихую амнистию» хопёрских казаков. В Полном Собрании законов Российской империи имеется статья от 2 июня 1724 г., гласящая:

Из амнистированных была сформирована Хопёрская конная казачья команда. Т. о., казаки-хопёрцы отныне уже не считались «репрессированным народом», но Правда Истории на официальном уровне грубо искажалась — ибо отнюдь не «вор Булавин», но сам «Великий Преобразователь» повелел выжечь казачьи городки на Хопре! В источниках XVIII века фигурируют также хопёрские станицы Алфёровка, Градская, Красная и Пыховка.